Home page
Send mail
Forward
Back


НАШ� ПРОЕКТЫ









ФЛАШ РОЛ�К�

Эти подвижные ролики с использованием анимации раскрывают в очень доступной форме основные понятия гендера.




ГЛОССАР�Й

Представленный глоссарий содержит основные понятия гендерной теории и феминизма. Для более углубленных понятий рекомендуем обратиться к Тезаурусу женской терминологии.




ГЕНДЕР ДЛЯ ЧАЙН�КОВ

Курс "Гендер для чайников" создан на основе материалов одноименной книги, выпущенной в 2006 году Фондом имени Генриха Бёлля.

Эта книга написана для женщин и мужчин, которые хоть раз в жизни сталкивались с проблемами, когда их «пол» становился их «потолком»




РЕСПУБЛ�КАНСКАЯ СЕТЬ ГЕНДЕРНОГО ОБРАЗОВАН�Я

В сентябре 2007 года стартовал проект, который впервые в постсоветской развивает национальную сеть гендерного образования от школы до послевузовского образования. Сама сеть и ее дальнейшее развитие без донорской поддержки станет итогом 7- летней работы по достижению гендерного равенства в образовании. Проект выполняет коалиция: Республиканский �нститут учителей, Азербайджанский информационный гендерный центр, Программа уполномоченное образование.




Церетели Мзия (Грузия). Сравнительный анализ влияния разных религий на гендерно-ролевые идеологии (на примере Грузии)


В последние годы изучение гендерно-ролевой идеологии общества приобрело особую  актуальность в Грузии.  Как известно, гендерно-ролевая идеология является частью социального сознания (менталитета) и ответственна за основные принципы взаимоотношений между женщинами и мужчинами и распределения гендерных ролей в обществе (1, 2). Поэтому гендерно-ролевая идеология является  одним из основных факторов гендерного равноправия, а соответственно, соблюдения прав человека, гарантированных Конституцией Грузинской Республики. (3).

       Нужно сказать, что, как специалисты в области гендерных исследований, так и социологи, психологи, этнологи и предствители других социальных наук активно включились в процесс изучения таких аспектов гендерного сознания как гендерные стереотипы, ценности, феминность-маскулинность Я-концепции и социальные роли. Однако в Грузии преобладают исследования, направленные на выявление разных аспектов гендерно-ролевой идеологии грузинского народа (4, 5). В этом направлении другие этнические группы или другие религии мало изучены (6, 7, 8), а некоторые не изучены и вовсе.

   В то же время Грузия с исторических времен была полиэтничной и мультирелигиозной страной. В Грузии кроме грузин (этническое большинство) живут армяне, русские, азербайджанцы, евреи, греки, курды и др. народы. По сегодняшним данным, в Грузии из этнических меньшинств преобладают[1] азербайджанцы, по вероисповеданию мусульмане, , которые  компактно селятся в одном из регионов юга-запада Грузии - Квемо-Картли. Образование их комтактных селений является результатом многочисленных завоевательных войн, ведшихся Турцией против Грузии. Среди проживающих на територии Грузии этнических меньшинств особо нужно выделить армян (представителей григорианской церкви), которые занимают второе место по численнсти среди этнических меньшинств. Армяне, так же, как и азербайджанцы, компактно проживают на юге Грузии в регионе Самтцхе-Джавахети. Процесс их переселения на территорию Грузии берет начало с древних времен: из исторических источников известно, что уже в пятом веке в некоторых районах Грузии священослужение происходило как на грузинском, так и на армянском языке. Процесс переселения армян не прекращался на протяжении всей истории страны. В 1829-1830 г.г. 90 000 армян были переселены из Турции на юг Грузии в регион Самтцхе-Джавахети.  Таким образом, Грузия не только полиэтническая страна, но и мультиконфессиональная. Доминантной религией в Грузии является православие, однако можно сказать, что в Грузии раскрывается мозаичная картина разных религий. Мозаичной, в плане  этносов и религий, является и столица Грузии - г. Тбилиси (9, 10).

       В 80-ые годы XX века религия приобрела особенно важную роль в социальной и политической жизни страны.  После распада Советского Союза и начала стороительства демократической системы в Грузии были сняты политические запреты на религию. Право на свободный выбор вероисповедания было закреплено на уровне Конституции страны. С другой стороны, общество Грузии переживало глубокий морально-ценностный кризис переходного периода. Многие обратились в этот период к религии, пытаясь преодолеть ценностный кризис общества. В результате этого процесса на сегодняшний день религиозные институты имеют значительное влияние не только на мировоззрение общества, но и на социальные и политические системы страны. Особенно велико влияние традиционной религии грузинского населения - православия: восстановлены старые церкви и построены новые, религиозные праздники отмечаются на официальном уровне, общество стало намного информированее о религиозных законах и обрядах. Мнение церкви часто играет решающую роль при обсуждении социальных и политических проблем, религиозность стала важной чертой политических лидеров, а  священнослужители стали духовными лидерами для многых грузин. При поддержке Патриарха в 2000 г. на базе Института истории и этнологии АН Грузии был учрежден научно-исследовательский центр Христианологии, который систематически проводит симпозиумы и международные конференции.

      О росте авторитета православия говорит и принятие христианства многими грузинами-мусульманами, проживающих в регионе Аджарии. Были также и случаи принятия христианства  азербайджанцами, проживающими в Болнисском районе региона Квемо-Картли.   

     Таким образом, религия и религиозная принадлежность заняла значительное место в социальном сознании грузинского общества.      

      В то же время, Грузия и  по сей день остается полиэтничной и мультирелигиозной страной, где представители других религий и наций не только живут и трудятся, но и  создают целостную систему психологического пространства государства (11, 12).  Поэтому я считаю, что  изучение влияния факторов религии на гендерно-ролевую идеологию расширит научную картину гендерно-ролевой идеологии Грузии и внесет немаловажный вклад в формирование адекватной гендерной политики страны.

     Цель исследования. Целью моего исследования было изучение влияния религии на  гендерно-ролевые идеологии и проведение их сравнительного анализа.  В частности, моей целью было изучить влияние  религии на гендерно-ролевую идеологию  через исследование представителей конфессий, проживающих на територии Грузии: православных грузин (этническое большенство), григорианцев армян и мусульман азербайджанцев. Учитывая специфику полиэтнической городской культуры столицы Грузии г. Тбилиси, а с другой стороны, существование компактных селений азербайджанцев и армян, моей целью было провести исследование как в условиях города, так и села.

       Хочу особо отметить, что я не ставила перед собой цель изучить религиозные верования: обряды, ритуалы, обычаи и т.п. Моей целью было исследовать влияние религиозных факторов на гендерно-ролевые идеологии. Религия меня интересовала только с точки зрения ее участия в каждодневной жизни  обыкновенных людей. В частности,  моей целью было исследовать влияние религии не на социальное  сознание (менталитет) людей в целом, а конкретно на его гендерную часть - гендерно-ролевую идеологию. Вместье с тем, я задалась целью провести сравнительный анализ гендерно-ролевых идеологий села и города по факторам  влияния на них религии, экономического уровня и урбанизации.

      Исходя из этих соображений, были разработаны основные проблемные вопросы, на которые должно ответить мое исследование. Они заключаются в следующем:

1.      Способствуют ли религиозность, религиозные обряды и традиции распостраненные в народе и действующие на обыденном уровне, неравноправию между женщинами и мужчинами?

2.      Выявляется ли гендерная дифференциация в религиозных традициях и обычаях, в частности, в распределении между женщинами и мужчинами социальных ролей и труда, а также  сфер деятельностей и функций,  связанных с выполнением  религиозных обычаев и традиций?

3.      Существует ли гендерный баланс в религиозном воспитании детей, а также в сохранении и передаче новому поколению религиозных норм и традиций?

4.      Влияние института крестных (и его аналога - Кирва - у мусльман) на гендерный баланс в разных конфессиях.

5.      Влияние религии на институты брака и развода (свободный выбор партнера и др.)

6.      Уровень влияния религии и религиозных норм на быт мужчин и женщин.

7.      Различия по этим вопросам представителей разных религий, а также между сельским и городским населением

          Метод исследования и выборка. Основным методом сбора информации было выбрано интервью.

     Исходя из представленных выше проблемных вопросов, была разработана следующая   схема  для проведения интервью.

1.                     Считаете ли вы себя верующим? Молитесь вы или нет? Посещаете ли  вы церковь ∕мечеть (соответственно исследуемой группе)? Когда вы посещаете церковь ∕мечеть: только по особенным дням (назовите) или систематически (когда)?

2.                     Лично вы соблюдаете или нет религиозные обычаи, и в каких религиозных  (традиционных) обрядах вы учавствуете? Что вы можете сказать по этому поводу о вашем народе (соответственно, исследуемой группе)? Среди вашего народа  кто больше занят  в религиозных обрядах и обычаях  -  женщины или мужчины?

3.                     Лично вы соблюдаете ли пост   или другие ограничения? Кто больше соблюдает религиозные ограничения среди вашего народа - женщины или мужчины? Какие ограничения соблюдаете лично вы и какие соблюдаются в вашем народе вообще (другие люди)? Кто больше соблюдает эти ограничения - женщины или мужчины? Молодежь или старшее поколение?

4.                     Кто больше религиозен среди вашего народа - женщины или мужчины? Молодые или старшее поколение? В чем выражается это различие? По вашим сведениям, где религиозные нормы больше соблюдаются - в деревнях или в городе?

5.                     В чем заключается роль (функция) женщины во время проведения религиозных праздников и обычаев? А роль мужчины?

6.                     Когда начинается религиозное воспитание детей? Есть ли разница между религиозным воспитанием девочек и мальчиков? Если есть, то в чем эта разница выражается?

7.                     Как стоит в вашем народе вопрос о посещении женщинами и мужчинами мест молитвы (церкви∕мечети ), как часто они ходят, как распределяются места в мечети∕церкви среди женщин и мужчин, функции и др.? Имеют или нет права посещения мечети∕церкви женщины? Как должны быть одеты женщины и мужчины?

8.                     (только для женщин) Накладываются или нет на женщин дополнительные ограничения во время менструации?

9.                     Какие формы брака существуют среди вашего народа? (официальные, религиозные, моногамия, полигамия и др.)? По вашим сведениям, какие формы брака более распостранены на сегодняшний день среди молодежи и среди старшего поколения? В селе и в городе?

10.                 Как проходит обряд (ритуал) бракосочетания? Функция свидетелей и дальнейшие отношения с ними. Пол свидетелей.

11.                 Как разводятся?  Официально или через мечеть∕церквовь?

12.                 Лично вы допустили бы брак вашей дочери или сына с представителем другой религии? Почему да или почему нет? Что думают по этому поводу ваши соседи, близкие, родственники?

13.                 Могут ли участвовать в процедуре крестин  представители других этносов? других религий?  Если да, то в каком качестве? По какому принципу выбирают крестных?

      Интервью включало в себя  и формальные данные респондента (такие как дата рождения, пол, национальность и религиозная принадлежность).

      Исследование проводилось в столице Грузии г. Тбилиси, а также в регионах страны. Было проведено по 12 интервью в каждой группе (среди представителей вышеперечисленных трех конфессий в городе и в регионах) с равным количеством женщин и мужчин. Таким образом, всего было проведено 72 интервью.  Интервью записывалось на диктофон с согласия респондента.

            Респонденты выбирались случайно: около мечети, церкви, на улицах (в местах сборища людей, напр., в скверах), среди знакомых, соседей, на сельских посиделках и т.д. Как отмечалось выше, моей целью было изучить уровень влияния религии на гендерную дифференциацию социальных ролей и функций, существующих в обществе и в семье, а также значимость фактора религии в обыденной жизни женщин и мужчин. Поэтому я не искала специально верующих или неверующих людей, а выбирала их случайно. 

      Результаты исследования и их анализ. В результате анализа интервью, проведенных мной с респондентами, мне удалось сделать  следующие наблюдения.

     Гендерный аспект в религиозных обычаях и традициях Все опрошенные мной респонденты, мужчины и женщины, представители православной христианской церкви (грузины), григорианской христианской церкви (армяне), а также мусульманской религии (азербайджанцы),  считали себя верующими. Однако религиозная принадлежность в разной степени влияет на быт представителей разных конфессий, по-разному отражается на стиле реальной каждодневной жизни мужчин и женщин внутри каждой конфессионной группы. Были выявлены следующие различия: по мнению проживающих в г. Тбилиси респондентов, большинство грузинских мужчин не ходят в церковь систематически, редко посещают церковь и по религиозным праздникам и почти никогда  не молятся дома. Большинство грузинских женщин ходят в церковь по религиозным праздникам и молятся дома (ставят свечи и читают молитвы).  Респонденты обоих полов отмечают, что церковь чаще посещают женщины, чем  мужчины, и среди них больше тех, кто ходит в церковь систематически.

        Результаты интервью с грузинскими респондентами показали, что религиозных традиций и норм больше придерживается  молодежь, а в особенности молодые женщины. Такая картина воспроизводится и в общественном мнении: среди грузинского населения г.Тбилиси женщины считаются более религиозными, чем мужчины, так как в большинстве случаев именно они соблюдают религиозные нормы  и традиции (ходят в церковь, молятся, ставят свечи, соблюдают пост и религиозные праздники).

       Анализа материала сельского грузинского населения по интересующим нас вопросам показывает фактически такую же картину, как и в Тбилиси. В частности, женщины по сравнению с мужчинами чаще ходят в церковь, чаще молятся дома и ставят свечи. Соответственно, они считаются и более религиозными. Приведу рассказ об этом одного из респондентов: «Я верующий, но в церковь не хожу, только по праздникам обязательно. Мои соседи, они - как я. Моя мать больше соблюдает правила, и отец тоже соблюдает, но больше мать: она ходит в церковь и в непраздничные дни, молится, ставит свечи. Вообщем, она ходит в церковь. Чаще ходят женщины. среди моих знакомых и близких это так[2]» (Андро, 28 лет, сельский грузин).

      Так же, как и в столице, в грузинских селах религиозных норм и традиций больше придерживаются женщины  и молодежь, а особенно молодые женщины[3]. Таким образом, картина по вопросам веры, посещения церкви и молитвы в селе и в городе фактически одинаковая. Однако есть  и определенные различия. Собранный материал демонстрирует, что в отличие от тбилисских мужчин, сельские мужчины по праздникам обязательно ходят в церковь. Это, видимо, обусловлено условиями сельской жизни и укоренившимися бытовыми традициями семейных праздников. А вот как обясняет присудствие мужчин в церкви по праздникам одна из наших респонденток: «По праздникам в церковь ходим семьями. Поэтому и женщины ходят, и мужчины, Там, и мальчики, и девочки» (Лейла, 40 лет, сельская грузинка).

       Анализ материала, полученного от респондентов - армян-григориан,  проживающих в Тбилиси, дает  несколько иную картину. Так же, как и грузины, все респонденты армянской национальности (и женщины, и мужчины) считают себя верующими.  Так же, как у грузин, армянские женщины чаще, чем мужчины посещают церковь. Однако, по данным интервью,  их вовлеченность в религиозные практики меньше, чем у их грузинских сограждан[4]. Вот как выражает свое мнение по поводу религиозного возрождения у грузин одна армянская респондентка: «мы, конечно, в бога верим, и в церковь ходим -  и по праздникам, и так, когда душе захочется, но мы не так, как ваши (подразумевает мою грузинскую нацианальность - М.Ц.), они совсем с ума посходили» (Рита, 23 года, тбилисская армянка).       

      Ответы армянских респондентов обоих полов указывают, что среди армянского (так же как и среди грузинского) населения Тбилиси женщины считаются более религиозными, чем - мужчины. Вот так, как бы оправдываясь, полушутя  обясняет армянин-григорианин  увлеченность женщин  религией: «Вы же знаете мужчин, мы все работаем, все времени нет в церкви ходить, а у женщин есть время, и они ходят» (Серго, 48 лет, тбилисский армянин).

      Материалы, собранные в Ахалкалакском районе показали, что и там женщины оказались более религиозными, чем мужчины. Приведу пример ответов нескольких респондентов: «Женщины постоянно молятся, а мужчины - иногда» (Ишхан, 38 лет, сельский армянин-григорианец), «Хожу в церковь иногда, когда время есть, но от души верю. Женщины больше ходят» (Армен, 30 лет, сельский армянин-григорианец).

      Совсем другая картина получилась при анализе материалов интервью, взятых у азербайджанских респондентов. Как отмечалось выше, все опрошенные нами азербайджанцы (и мужчины, и женщины) считают себя верующими мусульманами.  Респонденты обоих полов отмечают, что большинство мужчин молятся дома и один раз в неделю обязательно посещают мечеть. Женщинам не обязательно ходить в мечеть, они могут молится дома. Однако некоторые респодентки  из числа городского населения отмечают, что  в последнее время и женщины стали ходить  в мечеть. Особо хочу отметить, что почти все респоденты отмечали, что хотя они глубоко верующие, но они не  так хорошо информированы о религии, как хотелось бы им. Отмечали и то, что в последнее время религия вызывает особый интерес у молодежи, которая активно ее практикует. Респодент расказывает: «раньше люди мало что знали о религии, только старики знали, а сейчас у нас есть турецкие телеканалы, специальные книги правил молитвы. Мы смотрим, читаем и учимся» (Расул, 23 года, тбилисский азербайджанец).

       Судя по ответам респондентов обоих полов среди азербайджанцев, проживающих в г. Тбилиси, а также в селах,  мужчины и женщины считаются одинаково религиозными, однако вовлеченность мужчин в религиозные практики гораздо больше.

        Интересные ответы были получены на вопрос о функции женщин и мужчин во время выполнения религиозных обычаев и проведения праздников. Представители мужского пола (всех конфессий) отмечают, что в этом аспекте роль и функции мужчин и женщин не отличаются друг от друга. Приведу один из типичных ответов: «Не могу выделить особенные нормы, которые должны соблюдатся конкретно одним полом. Думаю, что наши обычаи одинаково касаются и женщин, и мужчин» (Саба, 26 лет, тбилисский  грузин). Однако конкретные примеры своего участия в религиозных обычаях и праздниках, которые приводили городские мужчины, показывают, что на самом деле их роль заключается только в обеспечении семьи деньгами и продуктами для праздничного стола. Точно так же описывают роль мужчины  в религиозных обычаях и праздниках и женщины: «мужчина приносит, женщина - готовит» (Замила, 44 года, тбилисская азербайджанка);  «свечку ставим, готовим, раздаем, молимся, стол накрываем. Кто все это делает? Не знаю, или я или моя дочь. Мужчина не делает. Он гостей встречает, угощает» (Нино, 52 года, тбилисская грузинка), «религиозные обычаи соблюдаем. Как у грузин, так и у нас. Женщина готовит пищу и такие вещи. Мужчина тоже, наверное, что-то делает, а как же?! Конкретно не знаю. Наверное, одинаково, если женщина думает в семье, то и мужчина думает (Рина, 62 года, тбилисская армянка). Что же касается сельских мужчин, их роль еще более пассивная, чем в городе:  «В семье, обыкновенно, яички красятся, и все такое. Что должен делать мужчина? Он как обычно...» (Жужуна, 29 лет, сельская грузинка), «Как обычно, так и в эти дни» (Эльман, 32 года, сельский азербайджанец); «Во время праздников все готовит моя жена. Мать не готовит, она старая. Но мать помогает, она руководит. А я деньги приношу в семью» (Ашот, 52 года, сельский армянин-григорианец).

        Анализ материала показывает, что для большинства наших респондентов,  в особенности среднего и старшего поколения, религиозные праздники и обычаи сводятся к семейным праздникам - застольям, где труд и функции между членами семьи распределяются по половому признаку традиционным образом: мужчина приносит, а женщина -  готовит. Таким образом, в религиозных обычаях и праздниках сохраняются традиционные стереотипные женские и мужские роли.

  

    Гендерный аспект религиозных ограничений. Далее, исследование выявило, что среди православных христиан - грузин, проживающих в г. Тбилиси,  большинство молодежи,  и в особенности молодые женщины строго соблюдают религиозные ограничения (пост). Что же касается среднего и старшего поколения городского грузинского населения г. Тбилиси, то можно сказать, что большинство из них не постится, а среди тех, кто соблюдает пост, преобладают женщины. «Женщины больше хранят пост, разве заставишь мужчину?! Ну, некоторые держат пост, но я не слышала вокруг себя от мужчины, что «вот, я был у священника, исповедовался или причастился. Женщины более религиозные, точно. Женщины держат пост, ходят к священнику на исповедь и причастие, ставят свечи, читают молитвы....» - (Дали, 54 года, тбилисская грузинка).

      Среди сельского грузинского населения пост соблюдает сравнительно меньше людей, и  среди них большинство составляют женщины, в особенности молодые.

      По мнению городских армянских респондентов, армяне реже соблюдают пост, чем грузины. Однако гендерная дифференциация в этом аспекте выявляется и среди армян: пост соблюдают больше женщины, чем  - мужчины. В качестве примера можно привести отрывки из интервью двух респондентов: «Я пост не держу, и никогда не держала. И никого не знаю вокруг меня и наших родственников, кто держит пост. А так, по-моему, молодежь больше хранит пост, но их  не так много,  как среди грузин. Среди нас сравнительно мало» (Рита, 45 лет, тбилисская армянка). По мнению же сельских армян-григорианцев, среди них пост соблюдают  многие. Нужно отметить, что и среди сельских армян в этом отношении сохраняется гендерная дифференциация: пост соблюдает больше женщин, чем мужчин. «У нас пост 40 дней, и мы всегда сохраняем. Один раз в год 40 дней. Конечно, не все хранят пост, но 90 процентов соблюдают. Больше женщины, конечно», - рассказывает сельский гртгорианский армянин (Акоп, 36 лет).

       Все респонденты азербайджанской национальности, проживающие в Тбилиси и в селах, отмечают, что и женщины и мужчины соблюдают пост одинаково часто - ответы респондентов по этому вопросу практически не различались. Приведу для примера ответы двух респондентов: « мы все соблюдаем религиозные ограничения, особенно во время Курбан-Байрама. И все люди вокруг нас соблюдают, и женщины, и мужчины» (Фатима,    32 года., тбилисская азербайджанка), «пост держат фактически все, и женщины, и мужчины. Кроме ограничений на пищу, нельзя жениться или замуж выйти, в доме должна быть чистота. Пост хранят все, кто не болеет. Для больных нельзя» (Замила, 44 года, сельская азербайджанка). Таким образом, можно сказать, что в вопросе соблюдения поста среди тбилисских и сельских азербайджанцев нет гендерной дифференциации.

     Все респонденты - представители христианской религии  (грузины и армяне) и в селе, и в городе отмечают, что в посещении церкви и мест молитв нет ограничений  по половому признаку. Однако более молодое поколение, а также более компетентные в религиозном отношении лица отмечают необходимость для женщины покрывать голову косынкой, не заходить в церковь в брюках или короткой юбке.  Поэтому, как отмечает  тбилисская грузинка Саломе (29 лет), «многие молодые женщины носят в сумках косынки, на тот случай, если им придется зайти в церковь».  Среднее  и старшее поколение женщин эти правила соблюдают редко. Что же касается мужчин, все соблюдают одно правило - при входе в церковь  снимать головной убор.   

        Интересные результаты были получены при сравнительном анализе ответов грузинок, армянок и азербайджанок по вопросу религиозных ограничений для женщин в период менструации. Было выявлено, что проживающие в Тбилиси и регионах Грузии православные и григорианские христианки (грузинки и армянки) считают, что в этот период женщина не имеет права прикасаться  к святыням, пока сама не «очистится». Таким образом, действует еще одно ограничение: не входить в церковь и не ставить свечу (даже дома) в период менструации.  Как рассказывают азербайджанки, в период менструации на женщин также накладываются религиозные ограничения. Женщине в этот период запрещается молиться, кроме того, в этот период она не имеет права соблюдать пост: «Когда держишь пост, в этот период, во время менструации, надо прекратить. Нельзя, это грех. Когда закончится, потом нужно продолжить» (Лейла, 54 года, городская азербайджанка).

       Таким образом, как представители грузинской православной и григорианской армянской церкви, так и  мусульмане (азербайджанцы) рассматривают женщину во время менструации как «нечистую», и поэтому ограничивают ее религиозные права.

      Гендерный аспект в религиозном воспитании детей.  Анализ полученного материала показал, что ни в одной из исследованных нами групп (грузин, армян и азербайджанцев)  ни в городе, ни в селе специальное религиозное воспитание детей не происходит. Дети учатся в семье на конкретных примерах: «дети, как мальчики, так и девочки, учатся так же, как мы учились в свое время, в семье. Смотрят на мать, на бабушку» (Рима, 34 года, тбилисская грузинка); «Сейчас детей учат и в школах[5], но в основном дети учатся в семьях. Видит и учится и мальчик, и девочка» (Иракли, 37 лет, тбилисский грузин). Молодежь учит своих детей религии более активно. Как отмечает Марина (28 лет,  тбилисская грузинка), «в большинстве случаев женщины учат детей. Она (женщина - М.Ц.) водит детей в церковь и знакомит с ней, рассказывает. Я видела многих 3-4 летних детей вместе с молодыми матерями». Такая же ситуация и в селах: «Вот мой ребенок смотрит на меня и учится. Она будет делать то, что я делаю. У меня есть и сын, и внук тоже. Кстати, сын проявляет интерес к религии, но сейчас мало кто из мужчин ходит в церковь» (Натела, 43 года, сельская грузинка), «Я всему научился от моей бабушки. Нет различий в обучении девочек и мальчиков» (Петруси, 45 лет, сельский армянин-григорянец); «Учит мать, конечно, мать. Нет различий между обучением девочек и мальчиков. Эта христианская религия, и я не думаю, чтобы были бы различия» (Тируник, 46 лет, сельская армянка-григорианка).

       Все респонденты-христиане (грузины и армяне) - и мужчины, и женщины отмечают, что религиозное воспитание детей происходит через непосредственное наблюдение или участие детей в религиозных обычаях, соблюдаемых в семье женщинами, бабушками и матерями.  Нужно особо отметить, что хотя в мусульманской среде (как  в городской, так и сельской) детей также редко специально воспитывают в религиозном духе, и их обучение происходит в семье, но в отличие от христиан, у азербайджанцев принято, что религиозным воспитанием детей занимается мужчина, в основном - дедушка: «Детей не учим, они сами учатся, мальчики идут вместе с дедушками, отцами в мечеть» (Рамис, 34 года, сельский азербайджанец).

      Таким образом, специальное, целенаправленное религиозное воспитание детей не происходит, и, соответственно, фактор пола ребенка не учитывается во время воспитания. С другой стороны, дети получают представление о религии и религиозных практиках через практическое научение (приобретение опыта), которое происходит путем моделирования ролей, соответствующих их полу.  В психологической науке существуют разные теории  и модели понимания механизмов формирования и усвоения гендерно-типичных поведенческих норм детьми: теория гендерной схемы (13), теория социально-когнитивного научения (14, 15), теория когнитивного развития (16),  модель в рамках теории установки (17) и др. Однако все психологические теории сходятся во мнении о том, что примеры и повседневный опыт является материалом для формирования поведенческих норм и, соответственно, для гендерной типизации ребенка.  Таким образом, несмотря на то, что при религиозном воспитании детей не происходит целенаправленная гендерная диференциация, на самом деле, в самом способе, которым происходит научение детей, заложены механизмы гендерной дифференциации деятельностей, ролей и функций, выполняемых во время осуществления религиозных обрядов, обычаев и традиций.

      Гендерный аспект религиозных браков и института крестных (и его аналога - Кирва - у мусльман). Среди православных грузин, проживающих в Тбилиси  и регионах, на вопросы о форме брака, развода и крестин были получены следующие ответы.

      Все респонденты отмечают, что раньше, в советскоее время, брак оформлялся только в ЗАГСе. В церкви почти никто не венчался. В последние 10-15 лет число религиозных браков увеличилось, и на сегодняшний день фактически все венчаются в церкви. При этом брак оформляется и по гражданским законам. Респонденты расказывают, что появились и только религиозные браки. «Сейчас преобладают религиозные браки. Это имеет массовый характер - кто вступает в брак, обязательно и расписываются, но могут и не расписываться, но венчаются обязательно. Среди молодежи в особенности, а в старшем поколении это редко происходило. Нет разницы в этом отношении между городом и селом, тот же процесс, разница между поколениями. Венчание сейчас на первом плане, а распишутся или нет - это не важно» (Лия, 58 лет, тбилисская грузинка).

     Как сообщают наши респонденты, сейчас венчаются не только новобрачные, а и многолетние супруги: «раньше браки были без венчания. А сейчас многие, кто уже 20 лет и больше находятся в браке - венчаются. Думаю, что сейчас религиозных браков больше» (Паата, 45 лет, тбилисский грузин).

      Большинством городских респондентов обоих полов этнически или религиозно смешанные браки не одобряются, но принимаются, так как сейчас это частое явление. Однако респонденты отмечают, что многие молодые  православные грузины и грузинки (а иногда и их родители) соглашаются вступить в брак с представителями другой религии или же другой конфесии только при условии, что последние предварительно примут православие. «Когда моя сестра выходила замуж за немца, мои родители были котегорически против. Тогда он согласился быть крещеным в нашей православной церкви. Он стал православным христианином, и они обвенчались в церкви, а потом в Германии поженились официально» (Дато, 35 лет, тбилисский грузин).

      Большинство же сельского населения на религиозно или этнические смешанные браки смотрят более снисходительно: «Любовь не знает религию. Я сам желал бы, чтобы моя будущая невестка или зять были бы христианами, мне нравится христианская религия, и поэтому... Но если полюбит, потом это уже не мне решать» (Гиорги, 32 года, сельский грузин), «Особенно нежелательно, но если будет любить и желать жениться, какое я имею права мешать?!» (Нанули, 39 лет, сельская грузинка).

      При вступлении в брак свидетелей выбирают обязательно из друзей. При этом невеста выбирает из своих подруг, а жених из своих друзей. Впоследствии они становятся крестными отцами и матерями детей. Таким образом, среди православных грузин при выборе свидетелей, а также крестных отцов и крестных матерей соблюдается гендерный баланс.

      Респонденты рассказывают, что в  Тбилиси среди грузин в последнее время разводы стали очень частым явлением. При этом они отмечают, что хотя развод запрещается церковью, и венчавшаяся в церкви молодежь не должна разводиться, это все-таки случается, и даже очень часто. По религиозным законам, супруги должны договариваться о разводе со священником, но на самом деле таких случаев сравнительно мало. В основном супруги просто расходятся. В селах браки более прочные по сравнению с городом, но в последнее время число разводов увеличилось и там.

      Учитывая количество религиозных браков среди тбилисских грузин, складывается впечатление, что религиозные нормы, а в особенности венчание, и   связанные с ним религиозные ценности являются важными факторами в жизни мужчин и женщин. Но сопоставляя данные о венчании со сведениями о разводах, нужно заключить, что несмотря на активное соблюдение религиозных норм и традиций среди грузинской молодежи, религия не до конца определяет их мировозрение и жизненные нормы.

      Анализ собранного материала показал, что для православных грузин раньше (при советской власти) было приемлемо приглашение в крестные грузинского (и, соответственно, по семейной традиции православного) ребенка представителя другой конфессии, например, армянина-григорианца. При этом не имел значение пол крестного. Несколько респондентов рассказывают, что их крестной была армянка-григорианка, но в православной церкви. Респондентка старшего поколения рассказывает интересный случай таких крестин при советской власти: « Меня крестила армянка, григорианка, но это было во времена коммунистов. Мама повела меня тайком. Обманули меня и сказали, чтобы я папе сказала, что мы были в бане. Когда мы вернулись домой, я сказала отцу, что мы были в бане. И когда он спросил, как там было, я рассказала, что там был один дядя с бородой и с длинным черным платьем. Он сразу догадался, в какой бане мы были. Короче, папа не знал, так повела меня мама, и так крестила меня эта армянка. Повели меня в Мама-Давити (православная церковь в Тбилиси - М.Ц.), и крестная большой золотой крест подарила» (Кетеван, 59 лет, тбилисская грузинка). Другая респондентка также рассказывет случай крестин грузинского ребенка армянкой-григорианкой: «Меня крестила армянка - григорианка. Раньше на это мало обращали внимание, она была другом нашей семьи, и было неважно, что она григорианка. Главное, она была христианкой. Это было, наверное, от незнания. . .  но я удивляюсь, как мои родители допустили такую ошибку, они же были очень образованные» (Лия, 60 лет, тбилисская грузинка).  Из этих рассказов следует, что для старшего поколения грузин при выборе крестного отца или матери для ребенка главным параметром служила его (или ее) христианская вера. Кроме того, приведенный выше материал демонстрирует, что среди христиан Грузии именно женщина, а не мужчина, сохраняет религиозные нормы и традиции  и выполняет их даже тогда, когда они носят формальный характер и, может быть, представляют угрозу для благосостояния семьи.

      По мнению респондентов, на сегодняшний день религиозное мировоззрение грузин изменилось. и большинство из них считает, что ребенка обязательно должен крестить православный христианин. Отмечу также, что при этом, как и раньше, не действуют никакие ограничения по признаку пола.

      Ответы сельских респондентов на вопрос по поводу крестин  выявляет ту же тенденцию, что и в Тбилиси. На сегодняшний день обязательным условием  является крещение ребенка православным христианином. Как рассказывают респонденты, так было принято и раньше в чисто грузинских селах. Однако в полиэтнических регионах,  например, среди грузин Самтсхе-Джавахети, таких ограничений не было. По свидетельствам респондентов, там было много смешанных (с армянами) браков и  случаев крещения детей армянами, представителями григорианской церкви.

      Анализ материала о браке, собранного среди тбилисских, а также сельских азербайджанцев, показывает, что среднее и старшее поколение редко скрепляли свой брак религиозно. Что же касается современной жизни и молодежи, интервью свидетельствуют о существовании явно выраженной тенденции к оформлению брака в мечети. Респондент Сафа (59 лет, тбилисская азербайджанка) рассказывает: «Первое - это ЗАГС, а потом - к мулле. В ЗАГСе распишутся, возмут документ. Потом идут к мулле. Книжка муллы (народное название документа о заключении религиозного брака, которое выдают в Мечети новобрачным - М.Ц.) - это совсем другое. Если нет книжки муллы, то эта молодая женщина не имеет права принять участие в приготовлениях для поминок покойника. Каждый четверг день наших покойников. Если у девушки нет этой книжки, она не имеет права что-то делать в семье». Об одновременном оформлении брака официально и в мечети свидетельствуют ответы и сельских азербайджанцев, например, «когда замуж выходим, и официально расписываемся, и к мулле идем обязательно» (Саида, 32 года, сельская азербайджанка). Религиозный фактор играет значительную роль при выборе партнера в супружеских парах. Все респонденты едины во мнении, что женщина обязательно должна вступить в брак с мусульманином, мужчина же имеет право жениться и не на мусульманке. «Для девушки недопустимо выходить замуж не за мусульманина или за человека другой веры. А если парень женится на христианке - можно», - рассказывает респондентка (Фарида, 24 года, тбилисская азербайджанка).

       Таким образом, фактор религии становится основой для ущемления прав женщин в выборе партнера при вступлении в брак. Учитывая ведущую роль мужской линии в сохранении религиозности и религиозных обычаев в семье, становится понятным, что иноверующая жена не рассматривается как угроза для религии и основанного на ней мировоззрении семьи. В случае же, если женщина попадает в семью, где исповедуют чужую религию, она, согласно Корану, перестает быть мусульманкой, т.е. это строжайшим образом запрещено.

       Нужно особо отметить, что почти все сельские респонденты и респондентки азербайджанской национальности сообщают о том, что среди их народа есть случаи полигамии (многоженства). Приведу несколько примеров рассказов респондентов: «У меня младший брат две жены имеет дома. Ограничений нету. Если ты сможешь содержать, хочешь - десять жен имей. Нет ограничений, деньги есть - сколько хочешь жен имей. Главное, чтобы всех одеть, обуть, накормить» (Али И. 58 лет, сельский азербайджанец) - отметим весьма вольную трактовку Корана, согласно которому мусульманин максимально может имеет четырех жен; «Вокруг меня есть многоженство, среди богатых и среди бедных тоже, две-три жены имеют» (Самина, 38 лет, сельская азербайджанка); «Муж может привести вторую жену, если бездетная, и вместе хорошо живут. Если жена больна, и тогда может» (Булгеза, 56 лет, сельская азербайджанка). Заметим, что часть респонденток говорит о том, что, вопреки распространенному стереотипу, полигамия распространена не только среди состоятельных людей - появление второй жены связано с другим типом жизненных ситуаций: таких как, тяжелая болезнь жены, бездетность и в особенности отсутствие детей мужского пола.Нужно отметить, что право женится во второй раз при наличии этих обстоятельств не является выражением чисто религиозных законов. Этот обычай носит общекавказский характер, направленный на продолжение рода и, таким образом, сохранение этноса. Приемлемость же среди азербайджанцев полигамии, видимо, послужило хорошей почвой для сохранения до наших дней этой общекавказской традиции

      Интересно при  этом отметить, что случаев многоженства среди тбилисских азербайджанцев, по данным наших респондентов, нет. 

      Приоритетность мужского пола подтверждает и ритуал обрезания, при котором глава семьи - мужчина выбирает будущего религиозного родственника - Кирва,  для своего сына или внука. Кирва (Крестный) должен быть обязательно мужчиной. «Глава семьи выбирает  Кирва. Он должен быть обязательно мужчиной, а как же?! Потом, если тебе понравится эта семья и его круг, можешь оставить его или выбрать любого члена его семьи мужского пола в качестве Кирва  всех детей и внуков» (Шахверд, 55 лет, тбилисский азербайджанец). По мнению  азербайжданцев, даже не строго обязательно,  чтобы этот человек был мусульманином, но он обязательно должен быть мужчиной.

     Интервью с сельскими азербайджанцами показали, что  в их среде разводы бывают редко. А проживающие в Тбилиси респонденты азербайджанской национальности дают интересные сведения и о традициях  развода. Они указывают, что разводы случаются, и при этом чаще всего мать забирает с собой девочку, а мальчик остается в семье мужа. Таким образом, при разводах супруги детей делят по половому признаку.

      Среди армян, по мнению респондентов, проживающих в Тбилиси, в среднем и старшем поколении религиозные браки встречаются очень редко. В современное же время среди молодежи распостранены обе формы брака: одновременно оформляют гражданский брак и венчаются в церкви. Материал, собранный среди сельских армян, указывает на ту же тенденцию. «Раньше не было такого, что молодежь в церкви венчалась. Сейчас уже есть традиция, молодежь венчается в церкови, как по старинной традиции», - рассказывает сельский армянин-григорианец (Арутюн, 52 года).

      Анализ материалов исследования показывается, что, несмотря на стремительное увеличение численности религиозных браков, увеличивается и количество разводов и у армян. Как рассказывают респонденты, раньше разводов фактически не было. «Если женился, то все, это навсегда» (Серго, 67 лет, тбилисский армянин).

      По мнению армян-григориан обоих полов религиозные ограничения относительно выбора брачных партнеров не очень строгие, главное, чтобы это были христиане, т.е. для них приемлем брак с православными и с католиками. «У нас не так, как у грузин. Вот, наша подруга, армянка, вышла замуж за грузина. Они сперва заново ее покрестили в православной церкви,  и только потом венчались. В последнее время грузины переходят все границы. У нас не так» (Карина, 23 года, тбилисская армянка). Для армян-григориан недопустим брак с нехристианином. При этом эти правила одинаковы для обоих полов.  Это правило действует и среди сельских армян Ахалкалакского района. Все респонденты отвечают фактически одинаково. Для иллюстрации приведу один из типичных ответов: «я не хочу, даже говорить не хочу об этом (подразумевает мусульманина - М.Ц.). Я исключаю это. Но если православный, пожалуйста, потому что наша вера одинаковая» (Нарцис, 56 лет, сельский армянин-григорианец).

      Интересные результаты были получены на вопрос, касающийся выбора свидетелей и крестного отца или матери для ребенка. Все респонденты подтверждают, что ребенка обязательно должен крестить мужчина. По традициям, мужчина или близский друг со стороны жениха является свидетелем на свадьбе, и он же становится крестным отцом ребенка. «Перед свадьбой выбирается свидетель, родственник со стороны жениха, обязательно мужчина. Вот, например, свидетелем моей дочки был  человек со стороны жениха. Он также свидетель невесты, или его жена, если у него она есть, если нету, тогда, когда будет, тогда она станет считатся религиозным родственником, муж с женой вместе будут кретить детей. Потом он или его сын будет свидетелем на свадьбе своего крестного и, следовательно, и крестным их ребенка, и так семьи роднятся. Крестный по традиции берет на себя все расходы, связанные с венчанием» (Алла, 50 лет, тбилисская армянка).  Даже во время более современных браков, когда присутствуют свидетели как со стороны жениха, так и со стороны невесты, крестным отцом становится свидетель со стороны жениха.  Об этом же рассказывет тбилисский армянин (Карен, 49 лет): «Свидетелем на свадьбе моего сына были ихние друзья, и со стороны невесты тоже, но крестным их ребенка стал мой крестный».

      Армяне, проживающие в Ахалкалакском районе, подтверждают также, что крестным ребенка должен быть обязательно мужчина. Приведу несколько наглядных примеров: «Крестный самый уважаемый человек. У каждого человека, т. е. на каждую семью, один крестный. У нас, например, в нашей семье, я, сестра, брат, одного крестного имеем. Крестным женщина не бывает, только мужчина, с отцовской стороны» (Сурен, 29 лет, сельский армянин-григорианец),  «Если я приведу в дом невестку, кем был ее крестный, мне нет до этого дела, меня не интересует. У меня есть крестный моей семьи, крестным моего деда был дед моего крестного, потом его отец был крестным моего отца, и так продолжается.  Крестный может быть и не армянином, но христианином - обязательно» (Петруси, 45 лет, сельский армянин-григорианец).

      Таким образом, анализ интервью с армянами-григорианцами показывает,что религиозное родство семей через крестины ребенка происходит строго по мужской линии. 

       Заключение.  Итак, проведенное исследование  позволило мне ответить на сформулированные в начале статьи основные исследовательские вопросы.

      Хотя все опрошенные мной представители обоих полов - и грузины, и армяне, и азербайджанцы - считают себя верующими, их религиозная принадлежность по-разному влияет на  каждодневную жизнь мужчин и женщин. Среди христиан - грузин и армян - мужскую религиозность можно охарактеризовать как более декларативную или умозрительную, в отличие от женской, которая выражается в конкретных специализированных практиках и играет особую роль в их реальной жизни. Что касается азербайджанцев, то на первый взгляд, женщины и мужчины одинаково религиозны, однако религиозная жизнь мужчин более активна и выражается в более очевидных практиках.

      Явных ограничений, диктуемых женщинам именно на основе религиозных обрядов и традиций, у православных грузин не наблюдается ни на уровне внутрисемейных практик, ни в социальной жизни. Однако эти традиции влияют на гендерно-ролевую идеологию и закрепляют за мужчиной доминантные, связанные с работой вне дома роли и функции, а за женщиной навязываемую традиционными стереотипами роль матери и домохозяйки.

      Та же ситуация прослеживается у армян-григориан, и у азербайджанцев. В этом отношений нет также различий между селом и городом.

      Все конфессии отводят женщинам определенное символическое пространство, которое является вторичным по сравнению с мужским. Иллюстрацией этому могут служить общие для всех трех исследованных конфессий представления о «нечистоте женщин» во время менструации, и вытекающее из него  ограничение их религиозных прав.

      Нормы православной христианской церкви, выявленные на уровне гендерно-ролевой идеологии среди грузинских городских респондентов, ограничивают право мужчин и женщин на свободный выбор партнера при вступлении в брак. В этом отношении, несмотря на распространенные представления о большем «консерватизме» сельских жителей,  гендерно-ролевая идеология грузинских сельских респондентов оказалась более либеральной: для них важнее «чувства» и общая христианская ориентация будущего члена семьи (да и та только желательна - «любовь не знает религии»). Это говорит о том, что неофитская строгость обычаев «возрожденного православия» на самом деле является не восстановлением подлинных обычаев, а конструктом, который формируется более образованными слоями населения и идет из города в деревню, а не наоборот. Об этом же говорит большая либеральность брачных установок сельских и городских армян-григориан: они просто не становятся объектом этого религиозного конструирования.  В частности, у этих респондентов рамки поведенческих ограничений, действующих на уровне гендерно-ролевой идеологии, расширены до пределов «христианской религии вообще».

      Однако между христианскими конфессиями существуют и различия в традициях, причем иногда они касаются и  гендерного баланса. Так, институт крестных у  православных грузин гендерно-нейтрален, а у армян крестный - обязательно мужчина. И это не только традиция, а способ расширения родственных отношений, поскольку, по обычаю, между семьей крестного и его крестного сына или дочери завязываются прочные и глубокие связи, часто длящиеся на протяжении нескольких поколений. Таким образом, женщины оказываются исключены из этого важного процесса образования «родни по выбору», точнее, играют в нем лишь пассивную роль.

      Анализ интервью с азербайджанскими респондентами также показывает, как религиозные практики укрепляют мужскую доминантную роль в семейных и родственных  отношениях. Прежде всего, это очевидно разные права в возможности выбора брачного партнера для мужчин и для женщин: мужчины могут заключать брак  с женщинами и других конфессий (в частности, с христианками), и с несколькими женщинами сразу. Женщина же может стать женой только мусульманина и, естественно, только одного. Более важная символическая роль мужчины подкрепляется также и институтом обрезания (аналогичным по религиозному значению крещению у христиан). Сама форма проведения обряда делает его исключительно мужским, что предполагает большую религиозную «полноценность» мужчин, но немаловажно и то, что только мальчик, таким образом, имеет право на дополнительное религиозное родство (институт Кирва), действующее только по мужской линии.

      Нужно особо отметить, что случаи многоженства встречаются только в сельской среде, городские же азербайджанцы это явление оценивают как устаревшую традицию. Считаю, что такое изменение гендерного сознания городских азербайджанцев вызвано одновременным действием нескольких факторов. Среди них можно выделить такие факторы, как городская культура быта,  доминантная христианская среда, бдительность организаций по защите прав человека, а также общественное мнение и вызванное им моральное давление.

    Это говорит о том, что соблюдение религиозных традиций, соответствующих им ограничений, а также и дополнительных прав в реальной жизни носит очень гибкий характер и складывается под влиянием окружающей среды. Одни и те же религиозные нормы могут наполняться разным идеологическим смыслом, в том числе и гендерным. И это позволяет предположить, что, хотя общая идеология авраамических религий, безусловно, патриархальная и патриархатная, внутри них остается пространство для борьбы за гендерное равноправие и за повышение социального статуса женщин.

 

Библиография

  1. Бест Д., Уильямс Дж. Гендер и культура - в кн. Психология и культура, под ред. Мацумото Д., Санкт-Петербург,изд.: «ПИТЕР», 2003, ст.: 319
  2. Берн Ш,  Гендерная психология, Санкт-Петербург, «Прайм-ЕВРОЗНАК»,2002, ст.: 257
  3. Церетели М.О. Психологические механизмы формирования и действия гендерного сознания, - Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук,  Академия наук Грузии, Институт психологии им. Д.Н. Узнадзе,  Тб., 2005.

4.      Гендерные исследования в Грузии, справочник, Тб., Центр международной интеграции 2001  (на груз. и анг. языке) 

5.      Гендер, культура и современность, сб. статей под редакцией Л. Гаприндашвили, Фонд «Открытое общество-Грузия», Тб., изд.: «Добера», 2005

  1. Цинцадзе  Н. Бытовая и общественная роль женщины в разных этнических группах, в сб.: конфликтные ситуации в полиэтническом обществе, Тб., 1998, ст.: 218-236 (на груз. языке)
  2. Цинцадзе  Н. отражение традиционных форм социализации в новой среде, в сб.: Этнические аспекты стратегии безопасности (Панкисский кризис), Тб., 2002, ст.: 238-265 (на груз. языке)

8.      Читашвили М. Психология религиозности: эмпирические исследования, Изд. ТГУ, Тб., 1998 (на груз. яз.)

9.      Топчишвили Р. Этническая и конфесиональная мозаика народов Грузии, - в сб.: «Картвелури Мемквидреоба», материалы симпозиума посвященного 100 ленец годовщине со дня рождения А. Чикобава, изд.: «Государственного Университета  Кутаиси», Кутаиси, 1999, ст.: 72-79 (на груз. языке)

10.  Народы Кавказа, II, М., издательство Академии Наук СССР, под ред. Б.А. Гарданова, А.Н. Гулиева, С.Т. Еремяна, Л.И. Лаврова, Г.А. Нерсесова, Г.С. Читая, 1962, ст.: 131-142, 308-320, 524-540

11.  Меликишвили Л. Этнические аспекты развития постсаветского общества.- сб.докладов  сесии Институтов АН Грузии, 2001,  ст.: 3-21  (на груз. языке)

12.  Джаниашвили Л. Ислам в быту проживающих в западной Грузии репатриантов Месхетинцев, - материалы научной сесси посвященной 150 летию рождения М. Джанашвили, Тб., изд.: «Мематиане», 2005, ст.:62-67 (на груз. языке)

  1. Bem, S. L. Gender Schema theory: A cognitive account of sex-typing. Psychological Review, 88, 1981, 354-364
  2. Bandura, A. Social learning theory of identificatory  process. In D.A. Goslin (Ed.), Handbook of socialization theory and research, p. 213-262, Chicago: Rand McNally,1969
  3. Mischel W. Sex-typing and socialization. In P. H. Mussen (Ed.), Carmichael's manual  of child psychology, p. 3-72, New York: Wiley,1970.  
  4. Unger R.,  Crawford M., Women and Gender. A feminist Psychology, Temple University Press, Philadelphia, 1992, p. 27-60
Церетели М.О. Об установочных механизмах гендерного сознания и гендерных стереотипов, - грузинский психологический журнал, №7, изд.: GCI, 2004, ст.: 23-42 (на груз. языке, резюме на англ. языке)

[1] Следуя официальным данным департамента статистики Грузии. 

[2] Отрывки из интрвью приводятся в оригинале или же в виде дословных переводов.

[3] Конечно, есть определенные различия между селами разных регионов Грузии, однако общая картина по данным вопросам одинаковая. 

[4] Как отмечалось выше,  метод выбора  респондентов был случайным, так как в цель исследования не входило специальное  изучение  глубоко религиозных людей и их гендерно-ролевой идеологии.  

[5] Религию в грузинских средних школах преподавали всего несколько лет.

НОВОСТ� САЙТА

Здесь можно ознакомиться с материалами интерактивного тренинга « Гендерное прогнзирование», разработанного и проводимого командой АГ�Ца.

На сайте можно ознакомиться с материалами интерактивного тренинга «�нформационно-экологические ресурсы гражданского общества», разработанного и проводимого командой АГ�Ца.




"ГЕНДЕР � ПРАВА ЧЕЛОВЕКА"

Раздел раскрывает деятельность научно-исследовательского объединения, созданного в рамках проекта ПРООН «Гендер в развитие »




ЦЕНТР ГЕНДЕРНЫХ �ССЛЕДОВАН�Й ПР� ЗАПАДНОМ УН�ВЕРС�ТЕТЕ

Центр Гендерных �сследований при Западном Университете создан в июне 2000 года.

Миссия Центра:
# развитие и распространение нового для Азербайджанского общества гендерного подхода к анализу социальной жизни;
# интеграция гендерного подхода в научные исследования и образовательные программы.

Деятельность Центра Гендерных исследований реализуется в следующих основных направлениях:
# проведение женских и гендерных исследований;
# интеграция гендерной теории в социальные и гуманитарные науки;
# развитие научных и общественных связей;
# проведение и участие в конференциях, семинарах и симпозиумах;
# образовательная и научно-просветительская деятельность;
# публикация Центра Гендерных �сследований.




ВЫПУСКНЫЕ РАБОТЫ

Представленные выпускные работы анализируют гендерную политику транзитного общества и специфику гендерного конфликта в Азербайджане.




КАТАЛОГ РЕСУРСОВ ГЕНДЕРНОГО ОБРАЗОВАН�Я

Каталог отражает основные направления этой деятельности и знакомит с полученными результатами: разработанные учебные программы и пособия, изданные книги, проведенные школы и семинары, усиление регионального и международного сотрудничества, создание национального гендерного портала, предоставление виртуальных ресурсов, формирование библиотечных ресурсов.




УСТНЫЕ �СТОР��

В разделе представлены воспоминания женщин о важнейших событиях политической и культурной жизни Азербайджана ХХ века.



Устные истории о женском движении в Азербайджане



     РЎР°Р№С‚ подготовлен РїСЂРё поддержке Фонда "Открытое Общество" - Фонд Содействия