Home page
Send mail
Forward
Back


НАШ� ПРОЕКТЫ









ФЛАШ РОЛ�К�

Эти подвижные ролики с использованием анимации раскрывают в очень доступной форме основные понятия гендера.




ГЛОССАР�Й

Представленный глоссарий содержит основные понятия гендерной теории и феминизма. Для более углубленных понятий рекомендуем обратиться к Тезаурусу женской терминологии.




ГЕНДЕР ДЛЯ ЧАЙН�КОВ

Курс "Гендер для чайников" создан на основе материалов одноименной книги, выпущенной в 2006 году Фондом имени Генриха Бёлля.

Эта книга написана для женщин и мужчин, которые хоть раз в жизни сталкивались с проблемами, когда их «пол» становился их «потолком»




РЕСПУБЛ�КАНСКАЯ СЕТЬ ГЕНДЕРНОГО ОБРАЗОВАН�Я

В сентябре 2007 года стартовал проект, который впервые в постсоветской развивает национальную сеть гендерного образования от школы до послевузовского образования. Сама сеть и ее дальнейшее развитие без донорской поддержки станет итогом 7- летней работы по достижению гендерного равенства в образовании. Проект выполняет коалиция: Республиканский �нститут учителей, Азербайджанский информационный гендерный центр, Программа уполномоченное образование.




Бадошвили Медея (Грузия) . Особенности гендерного статуса мусульманок в Грузии


Особенности гендерного статуса мусульманских женщин в Грузии

 

Проблема гендерного равенства очень актуальна в современном обществе, пост-советская Грузия не представляет собой исключения. Поскольку это многонациональная страна, проблема гендерного равенства носит мультикультурный характер и обусловлена важными геополитическими особенностями территории, где сливаются западные и восточные культуры. Для всех них этих культур, тем не менее, характерны те или иные формы патриархальных отношений, и участие  женщин в политической жизни общества носит ограниченный характер.

 

 Целью данной статьи является рассмотрение положения женщин, принадлежавших к религиозным и национальным меньшинствам, а конкретно -мусульманских женщин, компактно проживающих в трёх определенных регионах Грузии. Проблема религиозных и национальных меньшинств очень актуальна для нашей страны, но, к сожалению, научно недостаточно изучена. Поэтому мы использовали теоретические и методологические подходы, изложенные в работах западных и пост-советских учёных, и опираясь на них, провели эмпирическое исследование, которое проходило с февраля по декабрь 2005 года в рамках проекта "Идентичность и уровень интеграции мусульманских женщин в Грузии"1 при поддержке  "Фонда Открытое Общество-Грузия".  В выполнении работы большую роль сыграли материалы из исследовательских архивов вышеупомянутогофонда, предоставленные нам М. Табукашвили, за что мы ей выражаем огромную благодарность.

 

Вопрос статуса и политического участия мусульманских женщин вдвойне актуален, потому что в последние годы в Грузии усилилась деятельность политического ислама, (особенно после событий 11 сентября 2001 года).

 

________________________________________________________________________

1. Проект был разработан и осуществлён следующими лицами: Лела Кирия, Тамар Сабедашвили, Проф. Фериде Зурикашвили, Тамар Багратия, Русудан Тутберидзе

 

После 11 сентября межкультурные отношения  в геополитическом контексте усложнились. В то время, как некоторые комментаторы, мусульмане и немусульмане, говорят о "дуализме" и даже "разрыве цивилизаций" между Исламом и Западом, фактически существующее политическое соглашение между мусульманами и немусульманами разоблачило множество противоречий и стереотипов. Мусульманские женщины используют язык религиозной свободы, гражданства и универсальных человеческих прав, чтоб защитить свои обряды и обычаи, (такие как, например, ношение хиджаба), в то время как это воспринимается некоторыми авторами как жест, враждебный западному либерализму и секуляризации. ( Soysal, 1997)

 

Вопрос политизации мусульманских женщин в Грузии, как и во всем мире, заслуживает внимания и основан на историческом, этническом и социалистическом опыте развития. Женский вопрос всегда был решающим фактором культурной идентичности не только в периоды трансформации, но и во все остальные периоды истории.

 

10% населения Грузии составляют мусульмане, в стране существует около 100 мечетей, включая как новопостроенные, так и восстановленные. Ислам в Грузии представлен различными этническими группами: лезгинами, кистинцами, месхетинцами-мусульманами, азербайджанцами, грузинами, исповедующими ислам.  Несмотря на то, что мусульманские общины, проживающие в Грузии, были изолированы от ортодоксальной мусульманской идеологии в течение 70 лет, периода существования Советского Союза и их вовлечение в мусульманское фундаменталистическое движение было ограничено, они продолжали соблюдать свои обычаи и традиции. 70-летний период атеизма, несомненно, оказал влияние на характер религиозности мусульман и на восприятие ислама. По мнению некоторых исследователей, ситуация политического давления способствовала консервированию исламской идентичности в советский период.

 

Советские исследователи не уделяли достаточного внимания статусу ислама: они основывались на незнaчительном количестве мечетей, религиозных школ, внешних признаках ортодоксального ислама и приходили к заключению, что в Советском Союзе не существует политического ислама. Они пренебрегали теми политическими аспектами ислама, которые широко практиковались внутри семьи, так как семья считалась частной сферой, поэтому внутрисемейная деятельность женщины оставалась невидимой с политической точки зрения.

 

Во время утверждения социалистического правительства, в Грузии было около 300 мечетей, более 500 духовных лиц, существовали мусульманские религиозные школы, праздновали религиозные праздники. Новое правительство запрещало все религии, но люди продолжали тайком собираться и молиться.

 

В советское время государственная марксистско-ленинская идеология старалась формировать позицию женщин в грузинском обществе, советское государство укрепляло и внедряло социалистическую модель женщины, давало им возможность образования и занятости. Оно выбирало культурные символы так же, как и государственные институции, чтоб осуществить коммуникацию тех моральных кодов, которые касались жизни, статуса и поведения женщин согласно нормам идеальной советской женщины. Несмотря на это, женщины не были широко представлены в большой политике по нескольким причинам - как по личным (домашняя нагрузка, препятствующая активизму), так и по профессиональным  - политические позиции были номенклатурными, элитными и за занятие их существовала сильная конкуренция. Женщины же в органах политического руководства могли отвечать  только за социальную сферу  (образование и здравоохранение) и попадали туда только по принципу квотирования

 

В традиционных культурах женщина оставалась хранительницей и передавателем национальных, культурных и религиозных ценностей будущим поколениям. Благодаря им, удалось сохранить многие обычаи и традиции в семейных кругах, и для советской идеологии семья оказалась во многом закрытой ячейкой общества. Этот процесс наиболее ярко проявился в "восточных» - мусульманских семьях, где женщина должна была лавировать между  "Аллахом, Лениным и просто мужчиной". Несмотря на то, что женщина является хранителем национальной и культурной идентичности, она чаще всего не способна имплементировать в эту национальную идентичность свои гендерные интересы.

 

В советской Грузии традиционные культуры были несовместимы с общей  советской идеологией, но и в постсоветское время продолжается отчуждение этих культур от единой грузинской государственной политики. Это обстоятельство не в последнюю очередь стимулировало наш интерес к более подробному изучению жизни  религиозных и национальных меньшинств.

 

Опрос был проведён в трёх регионах Грузии - в Аджарии ( Хулойский район), в Квемо Картли ( Марнеульский район) и в Кахетии, ( в Панкийском ущелье -Ахметский район). В целом было опрошены 150 человек, исповедующих ислам, по 50 человек в каждом районе. Из опрошенных 20 человек - мужчины. В данном исследовании приняли участие женщины, в той или иной степени ориентированные на получение религиозного знания. Всего было опрошено 130 женщин в возрасте от 16 до 75 лет. Из всех женщин 73 на момент исследования были замужем, 12 - разведены, 13 - вдовы, а остальные 32 - молодые незамужные девушки. Образование женщин не было критерием отбора, но в результате оказалось, что всего 19 % из опрошенных имеет высшее образование или обучается в высших учебных заведениях. Наряду с опросом, в каждом районе были проведены групповые дискуссии.

 

Появление ислама в Грузии совпадает с нашествием арабов (VII век). Грузия со всех сторон была окружена мусульманскими народами, которые время от времени устраивали нашествия, Грузия боролась, были как поражения, так и победы. Завоеватели (турки, арабы, иранцы, монголы) освобождали местное население, если оно принимало ислам, от налогов, раздавали им земли. Одни принимали ислам, другие убегали и скрывались в других регионах Грузии. На опустошённых землях завоеватели поселяли негрузинское население (в азербайджанских селах Квемо Картли  по сей день можно увидеть кладбища, где на могильных камнях сохранены грузинские надписи). В истории известны факты, когда грузинские цари принимали мусульманскую веру, также известны случаи, когда мусульмане принимали христианство (Або Тбилели, Иоане Сабанидзе, VIII век) (Андриашвили, 1983). Грузия относится к тем странам, где никогда не было религиозных   столкновений. Давид IV Строитель (XI-XII в.), который всю свою жизнь боролся с мусульманскими завоевателями, был снисходителен к национальным меньшинствам. Он установил следующую градацию налогов: мусульмане платили 3 динара, евреи - 4, а грузины - 5. (Андриашвили, Тбилиси, 1983) Во время царствования Деметре I (1153-1154 гг.), посетивший Тбилиси арабский историк Аль-Фари пишет, что даже "в Багдаде не увидишь такое благожелательное отношение к мусульманам,  как здесь,  в Грузии" (Сулейманов, Тбилиси, 1973).

 

В постсоветский период, когда проявление и соблюдение исламских традций стало дозволенным, религиозная жизнь мусульманских граждан Грузии приняла более открытый и регулярный характер. При финансовой поддержке богатых мусульманских стран начали строиться новые мечети и религиозные школы, расспространяется религиозная литература и интенсивно повышается компетентность в религиозном образовании. Мы встречались и беседовали с женщинами, которые являются расспространителями религиозного знания, и они рассказали нам, что два раза в неделю сельские женщины встречаются и вслух на арабском  читают и комментируют Коран. Как выяснилось, эти женщины наиболее почтимы и уважаемы в селе, к их мнению прислушиваются даже мужчины.

 

Согласно официальной доктрине, исламский идеальный порядок - это порядок свободы, законности, социального равенства,  экономической справедливости, богатства, единства и победы ислама. Однако его социальная структура патриархальна: женщины должны носить хиджаб и лишь ограниченно участвуют в общественной жизни. В современной исламской теологии часто обсуждается вопрос о том, даёт ли Коран равные права как женщинам, так и мужчинам? "Мусульманские правоведы утверждают, что женщинам даётся подчиненный статус; в то время как многие современники учёные-теологи полагают, что священная книга предоставляет равные права обоим полам" (Asghar Ali Engineer, "The rights of women in Islam", New York, 1992 p. 41), ссылаясь на то, что, согласно Корану, оба пола произошли из одной плоти и поэтому должны иметь равный статус. "Коран не присоединяется к мнению, что Ева была создана из ребра Адама и на этом основании должна ему подчиняться ". (Asghar Ali Engineer, "The rights of women in Islam", New York, 1992 p. 43). Коран достаточно либерален по отношению к женщинам. Он требует от них "разумного подчинения собственным мужьям, а они в свою очередь поддерживают их, тратят своё богатство на них". (Ab'ul Fida, Al-Mukhtasar fi Akhbar al - Bashar, Cairo, 1325, I, p. 99) Коран никогда не требовал от них полностью закрыть лицо, выходя на улицу (Asghar Ali Engineer, "The rights of women in Islam", New York, 1992 p. 13). Однако впоследствии влиятельные правоведы, интерпретируя слова Пророка, потребовали от женщин "не выходить из дому не закрыв лицо, за исключением непредвиденных случаев и критического положения". (Justice Aftab Hussain "Status of Women in Islam", Lahore, 1987).

 

Мусульманские общины Грузии также сильно патриархальны, как и другие мусульманские культуры, и проблема гендерного неравенства в них также существует. Как показало исследование, руководящие посты в мусульманских общинах заняты мужчинами, продолжается тенденция маскулинизации образования. Внутрисемейное и сельскохозяйственное производство ведутся при этом в основном женщинами. Пространство, занимаемое женщинами, строго ограничено, как в поведении, так и в одежде. Этому содействует священная книга, запрещающая «выставлять женские сексуальные части тела» и требующая одеваться достойно" (Коран 24:31 ) Как выяснилось, большая часть необразованных женщин придерживается этих традиций, но встречаются и такие, которые выражают своё недовольство: "...с повязанной головой мне не хочеться ходить. А я и не повязываю голову, когда выхожу из дома, и так им это не нравится, считают меня женщиной легкого поведения. Многие, наверное, хотели бы последовать моему примеру, да не смеют, боятся - там, родители осудят, зачем, мол, с непокрытой головой ходишь, там ещё кто-то..."(Гулиджан, аварка, 39 лет, руководитель Дома Культуры, записала -  Цисана Годердзишвили)

"У нас при постороннем мужчине даже заговорить нельзя ...тем более, быть с непокрытой головой. Нет, до замужества, можно ходить без платка на голове, а потом уже нет..." (Хадижад, 22 года, Панкийское ущелье, записала  - Тинатин Казахишвили).

 

Большая часть общества главной функцией женщины считает материнство и воспитание детей. 88 % опрошенных считают, что женщина, как и мужчина, должна получать высшее образование, но для хорошего воспитания детей, а не самореализации. "Женщина должна в полной мере владеть знанием, и религиозным, и светским,  для того, чтобы быть компетентной в воспитании ребенка и в общении с мужем" (Фатима, 37 лет, Марнеульсуий р-н). Только 12 %, в основном молодёжь, считают, что и мужчина и женщина должны работать и вне семьи, и нести домашнюю нагрузку, а также воспитывать детей.

 

Несмотря на то, что все семейные работы выполняются женщинами, главными в принятии важных решений обычно остаются мужчины. Но в больших семьях, где вместе проживает несколько поколений, наиболее почитаемой и уважаемой считается пожилая женщина, которая очень часто является главой семьи.  Более молодые респондентки иногда высказывали недовольство своим положением: "Женщина у нас все-таки находится на очень низком уровне. Здесь женщина должна работать с утра до ночи, не останавливаясь, зимой и летом. Нет, я понимаю, что женщина должна заниматься хозяйством. Можно и огород иметь, и смотреть за ним, в деревне можно и корову иметь и доить её. Но помимо этого женщина у нас загружена ещё сверх меры. В семье большей частью все ложится на плечи женщины, мужчины же, напротив, избегают работы, освобождены от всего, сидят, заложив ногу на ногу, и режутся в карты или находят себе другое развлечение. А спросить их - мужчина старший в доме, и надо ему уступать, и женщины тогда ничего не касается. А спросить их, они ответят, что у них одинаковые права с мужчинами. А знают ли они, что такое равноправие? ... Нет, просто они закрывают на все глаза, примиряются с такой жизнью" (Гулиджан, аварка, 39 лет, руководитель Дома культуры).

"Вообще-то наши мужчины и впрямь относятся к женщине безо всякого уважения, будто ни во что её не ставят... сядут, заложив ногу за ногу, а женщина тем временем и дрова рубит, и забор починяет, и двор мотыжит... У нас не принято сажать женщин за один стол с мужчинами" (Манана, кистинка, 27 лет домохозяйка - Записала Цисана Годердзишвили)

Но в целом, большинство женщины выразили приверженность своим традициям, которые не вызывают у них протеста: "... у нас все делают женщины. Мой муж даже опозорил меня тем, что несколько раз помог мне поднять тяжести". (Хадижад, 22 года, , Панкийское ущелье).

 

Опираясь на данные исследования, можно отметить, что мужчина сам решает вопросы женитьбы (включая заключение полигамных браков), контролирует репродуктивную функцию женщин и институт девственности.  Демографическое поведение во все трех изученных регионах идентичное: в семьях предпочитают иметь много детей, мальчик остаётся более желанным ребенком. Большинство из опрошенных желали иметь сыновей, несмотря на то, что когда рождается девочка, люди поздравляют родителей новорожденной, говоря: "поздравляем с рождением девочки, которая принесёт богатство" (Al-Haufi, p.151). Это связано с тем, что при выдаче девушки замуж, будущий муж платить за неё родителям определенный выкуп: "У кистинцев такой обычай: семья парня должна уплатить за девушку столько, во сколько её оценивают. Цена для всех одна, разница лишь в том, кто невеста - девушка или вдова, или же разведенная. Если её силой умыкнули, то сумма выкупа возрастает. Если женщина все же не хочет остаться, то вопрос этот решает сельский суд". (Элене, кистинка, 62 года, записала Цисана Годердзишвили).

 

Профессор Мзия Бекаиа считает, что большая часть брачных правил населения Аджарии является пережитком брака с выкупом. Одновременно с этим она указывает на следующее: "За мусульманством последовало т.н. "михри", т.е. часть выкупа, которую должен был заплатить муж жене и которая считалась приданым жены". Это имущество, предварительно выданное мужем жене для того, чтобы в случае развода женщина была, в некотором смысле, материально обеспечена. В Аджарии приданое считалось личной собственностью женщины, и без ее разрешения не могло быть передано другому лицу.

 

Основываясь на статистических данных, темпом демографического роста азербайджанское население опережает все остальные этнические группы грузинского населения, например, в 1959-1989 годах количество азербайджанского населения удвоилось тогда, когда количество общего населения Грузии выросло лишь на 33.6% (причем грузины опредили лишь 45.6%.прироста населения). Грузинские азербайджанцы при этом имеют отрицательное сальдо миграции.

 

Ассимиляция живущих в Грузии азербайджанцев с другими народами не происходит. Большая часть азербайджанцев живет в деревнях, они составляют большую часть деревни Квемо Картли (в Марнеульском, Болнисском, Гардабанском и Дманисском районах). Второй ареал их переселения представлял регион Кахетии, азербайджанские деревни существуют в Шида Картли и Триалети.

 

Необходимо отметить, что в Грузии намного больше количество тех, кто признает азербайджанский язык своим родным языком, чем само население этой национальности, поскольку приблизительно 30 тысяч переселенных из Турции греков разговаривают на азербайджанском языке. В результате долгого проживания в окружении турков эта часть греков, называемых "урумами" и проживающих в Триалети, утратила свой язык и освоила азербайджанский.

 

Что касается населения аджарской деревни, благодаря влиянию ислама среди здешнего грузинского населения традиция многодетности еще не исчезла, однако, отмечается снижение общего коэффициента рождаемости. Среди населения деревни сохраняется ограничение правового положения женщины, что со своей стороны связано с правилами исламской веры. В Аджарии молодое поколение начало принимать христианство и следовать христианским обычаем, чем очень часто вызывает недовольство старшего поколения: "А теперь многие из моих внуков крестились. Разве это правильно? Нельзя предавать свою веру. Да, было время, мы были христианами. А ещё раньше не было ни христианства, ни мусульманства" (Зекие, лазка, , 81 год, живёт в Батуми, записала - Зейнаб Филиппова).

 

Кистинцы, они же вайнахи, то есть родственные чеченцам и ингушам племена, говорящие на кистинском языке, (диалект чечено-ингушского языка), в Грузии проживают компактно с  XVII  века; они также исповедуют ислам. Кистинцы Грузии говорят и получают образование на грузинском языке, окончание фамилий - грузинское, но кистинские девушки замуж за грузинов выходят очень редко из-за разных религий: "...выйти замуж за грузина не разрешается. И парню нельзя жениться на грузинке, но к этому все-таки отношение более снисходительное, а вот если девушка пошла за грузина, это считается позором для всего их рода, кем бы ни был этот грузин, хоть самим президентом..." (Гулиджан, аварка, 39 лет, руководитель Дома Культуры).

"Муж у меня грузин... и с тех пор, как я вышла за него замуж, отец меня больше не видит. Ну и что из того, что у меня и моего мужа язык и вероисповедание разные, нам ведь хорошо. Но мне очень хотелось бы, чтобы он был нашей нации, а ему, наоборот... (Хадижад, 22 года, Панкийское ущелье).

 

У азербайджанских женщин более категорическое мнение о смешанных браках:

"...Поймите меня правильно, но за грузина я бы не вышла и ни за какого человека другой национальности по одной простой причине: семья для меня - это святое святых. Люди, у которых разное вероисповедание, не смогут всё-таки создать семью, слишком много противоречий между ними, и в конце концов семья распадается." (Джулия, азербайджанка, записала -  Мака Харшиладзе).

 

Одним из примеров дискриминации женщин в мусульманском праве рассматривается  право мужчин иметь одновременно четыре жены и при желании разводиться с любой из них. В противоположность ему, мусульманка может иметь только одного мужа и  получить развод только в серьезных случаях, и то через согласие мужа. "Согласно нашей религии, допускается многоженство. Мужчина может быть и женат, и детей иметь, и при этом сочетаться браком с другой женщиной. Сочетает их браком мулла, после согласия на то родителей. Такие женщины, то есть вторые жены, у христиан бывают, скорее, под названием любовниц. У нас то же самое, но любовницами их не называют и считают, что женщина эта не согрешила.  Даже если один день побудет она с мужчиной в браке, родит от него - никто не назовёт её ребёнка незаконнорожденым... Мужчина может бросить жену через три дня и вступить в брак уже с другой. А вот женщина не может выйти замуж, пока мулла не расторгнет её брак". (Гулиджан, аварка, 39 лет, руководитель Дома Культуры).

 

Исследование показало, что в двух из отобранных нами регионов, где местное население (аджарцы и кистинцы) разговаривает и получает образование на грузинском языке, интенсивно происходит процесс интеграции этих общин с грузинской общественностью, что трудно заметить среди азербайджанского населения. Несмотря на то, что они проживают всего лишь в 60 килломметрах от столицы, процесс отчуждения все ещё продолжается. Одной из самой важной причиной мы можем назвать барьер незнания грузинского языка. В процессе поддержания существующей ситуации большую роль продолжает играть женщина, которая через институт материнства передает не только традиции и обычаи, но и родной язык. Это одна из важных проблем государственной политики, которая требует немедленного решения, поскольку часть населения Грузии оказывается, фактически, изолированным от остальной страны.

Проблема мусульманских женщин, как и проблема женщин в общем, является очень важной для современной Грузии. Из-за отсутствия продуманной государственной политики, не проводятся никакие меры для улучшения положения женщин, при этом особенно тяжелым остаётся положение женщин, принадлежавщих к меньшинствам. Проблема национальных меньшинств с периода Советского Союза продолжает оставаться табуированной, поэтому в государственной политике Грузии остсутвуют подходы к решению этих проблем. Это является  одной из главных причин этно-конфликтов, которые имели и продолжают иметь место на территории нашей страны. Разногласия и напряженность между меньшинствами и большинством все ещё существуют. При решении этих проблем, наиболее важного внимания заслуживает определение статуса, места и роли женщин в современном обществе Грузии. Как выявило исследование, низкая самооценка и невысокий уровень знаний о своих правах у мусульманских женщин требуют определеннной работы и дальнейших усилий для повышения их осведомленности в этой области, что необходимо для сближения и интеграции разных культур. С этой точки зрения большое внимание уделяется утверждению и дальнейшей активизации гражданского общества. В решении этой проблемы должны также более активно участвовать представители средств массовой коммуникации и академической сферы. 

 

 

Использованная литература:

  1. Asghar Ali Engineer - "The Rights of Women in Islam", St. Martin's Press, New York, 1992
  2. Полиэтническая Грузия: XX  век, из серии "Память женщин", Тбилиси, 2004

(Книга подготовлена и издана при поддержке женской сетевой программы Института Открытое Общество и Фонда - "Открытое Общество - Грузия")

  1. Leila  Ahmed - "A border Passage" , New York, Farrar, Strauss and Gloroux 1999

 

  1. Leila Ahmed - "Women and Gender in Islam" (Historical Roots of a modern debate), Yale University Press New Haven & London, 1992

 

  1. "Geographies of Muslim Women (Gender, Religion and Space)", edited by Ghazi-Walid Falah and Caroline Nagel, New York & London,  2005

 

  1. М. Бекаия  - "Кризис семьи в Грузии и принципы семейной политики", Тбилиси, 1998 г.

 

  1. Fatima Mernissi  - "Women and Islam, Basil Blackwell 1991

 

  1. Thehese Saliba, Carolyn Allen and Gudith A. Howard - "Gender politics and Islam", The University of Chicago Press, 2002

 

  1. Ziba Mir Hosseini -  ‘Islam and Gender", Princeton University Press, 1999

 

  1. Fatima Menissi -  "Islam and Democracy Addison", Wesley Publishing Company, 1992

 

  1. Fatima Mernissi  - "Beyond the veil", Indiana University press, 1987

 

  1. "Gender and Identity Constraction", ed. Feride Acar, and Ayse Gunes-Ayata, Brill, 2000

 

  1. "Gender, Generation and Identity in contemporary Russia", ed. Hilary Pilkilgton Routlege, 1996.

 

  1. "Post Soviet Women Encountering Transition",  ed. by L. Kuehnast and C. Nechemias 

 

  1. Gail Warshovsky  Lapidus -  "Women in  Soviet Society", University of  Calfironia Press 1978.
НОВОСТ� САЙТА

Здесь можно ознакомиться с материалами интерактивного тренинга « Гендерное прогнзирование», разработанного и проводимого командой АГ�Ца.

На сайте можно ознакомиться с материалами интерактивного тренинга «�нформационно-экологические ресурсы гражданского общества», разработанного и проводимого командой АГ�Ца.




"ГЕНДЕР � ПРАВА ЧЕЛОВЕКА"

Раздел раскрывает деятельность научно-исследовательского объединения, созданного в рамках проекта ПРООН «Гендер в развитие »




ЦЕНТР ГЕНДЕРНЫХ �ССЛЕДОВАН�Й ПР� ЗАПАДНОМ УН�ВЕРС�ТЕТЕ

Центр Гендерных �сследований при Западном Университете создан в июне 2000 года.

Миссия Центра:
# развитие и распространение нового для Азербайджанского общества гендерного подхода к анализу социальной жизни;
# интеграция гендерного подхода в научные исследования и образовательные программы.

Деятельность Центра Гендерных исследований реализуется в следующих основных направлениях:
# проведение женских и гендерных исследований;
# интеграция гендерной теории в социальные и гуманитарные науки;
# развитие научных и общественных связей;
# проведение и участие в конференциях, семинарах и симпозиумах;
# образовательная и научно-просветительская деятельность;
# публикация Центра Гендерных �сследований.




ВЫПУСКНЫЕ РАБОТЫ

Представленные выпускные работы анализируют гендерную политику транзитного общества и специфику гендерного конфликта в Азербайджане.




КАТАЛОГ РЕСУРСОВ ГЕНДЕРНОГО ОБРАЗОВАН�Я

Каталог отражает основные направления этой деятельности и знакомит с полученными результатами: разработанные учебные программы и пособия, изданные книги, проведенные школы и семинары, усиление регионального и международного сотрудничества, создание национального гендерного портала, предоставление виртуальных ресурсов, формирование библиотечных ресурсов.




УСТНЫЕ �СТОР��

В разделе представлены воспоминания женщин о важнейших событиях политической и культурной жизни Азербайджана ХХ века.



Устные истории о женском движении в Азербайджане



     РЎР°Р№С‚ подготовлен РїСЂРё поддержке Фонда "Открытое Общество" - Фонд Содействия